Масштаб страницы: меньше больше

Вторая годовщина кризиса беженцев рохинджа - история беженки Азии

08/19/2019
“Жизнь в Мьянме была очень трудной. Когда дочке было всего 40 дней, мой муж, который был единственным кормильцем, ушел к другой женщине. Мои дети ходили в мадрасу – религиозную школу. Правительство Мьянмы запретило детям рохинджа посещать общие школы где-то за год до того, как мы бежали, и ввело для рохинджа комендантский час. Так как муж ушел, мне пришлось искать работу – какое-то время я перетирала перец чили, а потом устроилась в образовательную программу ООН.

Нападение на нашу деревню заставило нас бежать. Наш дом закидали гранатами, и мы еле успели спастись. Мы скрывались в джунглях на холмах более недели почти без воды и еды. Потом мы нашли пещеру, в которой прятались еще 15 дней. Когда мы добрались до границы с Бангладешем, с нас потребовали заплатить по 10 000 бангладешских так (около 8000 рублей) с человека за пересечение речной границы. Лодочник высадил нас на крошечном острове недалеко от границы. В декабре 2017 года мы добрались до лагеря в Кокс Базаре.

Когда мы попали в Бангладеш, у нас не было ни еды ни денег. Я просила помощи у других беженцев, чтобы прокормить детей. Теперь когда я вспоминаю те времена, на меня нападает паника и скручивает живот.

В какой-то момент мы начали получать помощь, так что сейчас нам уже лучше. Нам выдали солнечные батареи, которые мы используем для выработки освещения в темное время суток. Я получила одежду и нижнее белье – ведь мы прибыли в Бангладеш в том же, в чем бежали из Мьянмы. Также нам выдали зубную пасту, мыло и удобные прокладки – раньше мне приходилось делать их из обрезков старой ткани. Каждый месяц я получаю ваучеры на еду и гигиенические принадлежности, которые можно обменять в местных магазинах. На продовольственный ваучер я покупаю картошку, яйца, лук, чеснок и чили, а на гигиенический – где-то 18 кусков мыла для стирки и для поддержания гигиены.

В Оксфам мне также выдали пластиковые контейнеры – в них удобно хранить рис даже во время сезона дождей. Мои дети очень любят чистить зубы – так, что иногда приходится охлаждать их пыл, чтобы не повредили десны. Недалеко от нашей палатки также есть туалет и водонасосная станция.

Сейчас у нас все хорошо. Но мы прибыли сюда не за тем, чтобы жить на гуманитарную помощь, а чтобы спасти свою жизнь.

Одинокой женщиной – без мужа или взрослого родственника мужского пола, в лагере беженцев очень трудно. Помимо уборки, готовки, добычи воды и воспитания детей мне приходится выполнять работу, которая в Мьянме считается мужской. Я собираю рис, хожу за покупками, ищу ветошь для костра. В лагере также живет мой брат, но у него своя семья и заботы, поэтому я редко могу на него положиться.

С приходом сезона дождей наша жизнь становится в разы сложнее. Наша палатка находится недалеко от холма, и во время ливней холм стало размывать. Мимо палатки проплывали огромные куски земли. Мне пришлось вручную откопать 12 ведер грязи, чтобы соорудить подобие дренажной системы.

Если бы у меня были свободные деньги, я бы купила веток для топлива и еще еды – в особенности свежих фруктов и овощей для детей. В Мьянме у меня было больше контроля над своей жизнью – я зарабатывала и заботилась о детях. Но правительство ввело меры, которые сделали нашу жизнь в Мьянме невозможной. Так что я рада, что сейчас мои дети могут ходить в школу и спать спокойно.

Только Всевышнему известно, что нас ждет дальше. Можно сколько угодно беспокоиться о будущем, но это его не изменит».

Заметка о кризисе беженцев рохинджа

За 2 года с начала геноцида в отношении рохинджа в Мьянме, почти миллион человек бежали в соседний Бангладеш, и теперь живут в переполненных лагерях для беженцев. Частые ливни угрожают безопасности жителей лагерей, вызывют сели и оползни, смывают палатки, большинство из которых сделано из брезента и бамбука, а размытие туалетов грозит вспышкой холеры. По данным ООН, более 200 000 жителей лагеря живут на непригодной территории.

Оксфам снабжает беженцев товарами первой необходимости – продовольственными ваучерами, которые можно обменять на продукты на рынке, и чистой водой для предотвращения вспышек заболеваний. Мы устанавливаем водно-очистительные сооружения, туалеты и души, раздаем мыло и обучаем основам гигиены. Мы установили фонари на солнечных батареях, чтобы беженцы, в особенности женщины, не опасались покидать палатки в темное время суток. В партнерстве с местными организациями Оксфам также работает над решением структурых проблем – снижению числа ранних браков, гендерного насилия, повышает осведомленность о гендерных вопросах в женских кружках и через театральные постановки. На данный момент мы оказали помощь более 250 000 человек, и планируем охватить как минимум еще 50 000.  

Фото: Abbie Trayler-Smith/ Oxfam



Вернуться к списку